Images-loading

Усадьба ищёт хозяина

Особняк О.В.Козловской

Особняк О.В.Козловской

Район: Арбат
Адрес: Поварская ул., д. 28. стр. 3
Тип объекта: отдельно стоящее здание
Количество уровней: 2
Назначение помещения: жилое
Состояние: полная реконструкция
Площадь: 495 м2
Материал дома: кирпичный
Тип перекрытий: железобетонный
Планировка2 жилых этажа, мансарда, цоколь
Благоустройство территории: есть внутренний двор
Парковка: 3 м/м подземный паркинг
Охрана: круглосуточная, электронная система доступа на каждом этаже

 

Вновь воссозданный жилой особняк на Поварской, входящий в элитный комплекс, расположенный на одной из самых престижных улиц Москвы. 
Подземный паркинг и общая охрана с ЖК "Пожарская 28" делают это предложение поистине уникальным. 
Особняк вмещает достаточно просторных комнат и помещений, частично с историческими интерьерами XIX века, которые позволят оборудовать 3 полноценные спальни с гардеробными, столовую, кабинет и гостиную, с отдельной кухней, квартиркой для горничной и повара. 
Парковка: 3 м/м на закрытой территории и 1 м/м в подземном паркинге.

Историческая справка:

Особняк О.В. Козловской на Поварской улице, д. 28, с.3 (точнее сказать – особняк Козловской - Тубенталей) достоин внимания любителей старины. Сам по себе, являясь любопытным памятником архитектуры, он расположен в интереснейшем районе, богатом историей, мемориальными местами и произведениями искусства.

Поварская улица, на которой стоит особняк, является одной из древнейших трасс Москвы. Данная улица – участок дороги, шедшей в XII-XIV вв. из Новгорода в Рязань (Старая Волоцкая дорога). При скрещении ее с другой такой же древней дорогой (из Владимира в Киев) и возник в XII в. город Москва – княжеская крепость на Боровицком (Кремлевском) холме. Трудно даже сказать, что появилось раньше: городок Москва или две указанные дороги, поскольку шли они сначала мимо княжеской крепости на холме. По мере того, как московский посад разрастался на запад, участки Волоцкой дороги постепенно превращались в городские улицы.

Поварская улица возникла, видимо, в XVI в., а в следующем, XVII столетии стала местом поселения дворцовых работников, обслуживающих царский стол – поваров, пекарей, скатерников и прочих. Их слободы и дали название как самой улице (Поварская), так и расположенных рядом переулков – Хлебного, Скатерного, Столового, Ножового. А где слободы – там и церкви.

Первая церковь на Поварской была построена как раз напротив места, где позднее появился особняк О.В. Козловской – через улицу от него. Речь идет о церкви Ржевской Богоматери, стоявшей до 1930-х гг. на восточном углу Поварской улицы и Большого Ржевского переулка (на месте нынешнего здания Верховного суда РФ; Поварская, 15). В 1540 г. в Москву привезли из Ржева две чудотворные иконы – Ржевской Богоматери Одигитрии и Честного Креста. Везли их по Старой Новгородской (Волоцкой) дороге, на которой и стоял г. Ржев. Примерно там, где находится теперь интересующий нас особняк – иконы торжественно встретил сам русский монарх – 9-летний Великий князь Всея Руси Иван Васильевич, будущий Иван Грозный (вместе с Боярской думой, митрополитом, высшим духовенством и толпой простого народа). По традиции, на месте встречи чудотворной иконы вскоре была сооружена деревянная церковь во имя встреченной святыни – Ржевской Богоматери. Время, когда Иван Грозный стал тираном своей страны тоже оставило свой след на Поварской – район данной улицы входил в состав «опричнины» - особого «государева удела», с помощью которого монарх осуществлял массовые репрессии.

К началу XVII в. на Поварской построили еще три деревянные церкви – Симеона Столпника (Поварская, 5), Бориса и Глеба (на месте нынешней Российской академии музыки им. Гнесиных; Поварская, 32), Рождества Христова в Кудрине (на месте нынешнего Театра Киноактера; Поварская, 33). Во 2-й половине XVII в. все церкви на Поварской (как и большинство других деревянных московских церквей) были построены заново из камня. На рубеже XVIII-XIX вв. Ржевская и Борисоглебская церкви были почти полностьюперестроены, получив новый облик. До наших дней из четырех церквей дошла только одна – Симеона Столпника в начале улицы (нынешнее ее здание было построено в 1676-1679 гг.). Три другие церкви были снесены при Сталине. Церковь Симеона тоже хотели разобрать (в начале 1960-х гг., при прокладке Калининского проспекта), однако благодаря общественным протестам оставили. Церковь оказалась у подножия огромного дома № 6 по Новому Арбату. На фоне высокого современного здания храм (отнюдь не маленький на момент постройки) кажется теперь миниатюрной церквушкой.

В XVIII в. Поварская превратилась в дворянскую улицу. Богатые усадьбы вельможной аристократии (с каменными палатами и дворцами) соседствовали здесь с более скромными дворами рядовых дворян (офицеров, чиновников, их жен и дочерей). Подобный характер улицы сохранялся до конца XIX в. После пожара 1812 года пострадавшие дома на Поварской восстановили, построив при этом из камня много новых (бывших до войны деревянными). Внешний их облик был выдержан теперь в стиле зрелого классицизмаампира»). Некоторые из богатых ампирных особняков мы можем видеть на Поварской до сих пор. Прежде всего это величественная усадьба Долгоруковых – Боде-Колычевых – Соллогубов (Поварская, 52 и Б. Никитская, 55), а также главный дом усадьбы С.С. Гагарина (позже дом правления Московского государственного коннозаводства; Поварская, 25А). Сохранились ампирные особняки и попроще: дом Шереметевых, построенный в кон. 1800-х – 1820-х гг. (Поварская, 27), дом Офросимова-Охотниковых-Шуваловых, построенный в 1830-х гг. и перестроенный в 1892 г. (Поварская, 30; через два дома от особняка О.В. Козловской к западу). Наряду с церковью Симеона Столпника, указанные выше здания являются памятниками архитектуры федерального значения. Сохранился на Поварской даже деревянный ампирный особнячок начала XIX в. – дом Волконской-Нарышкиных-Коноваловой (Поварская, 48), перестроенный в поздние годы.

Общий характер застройки Поварской определяли в XIX в. не богатые дворцы вельмож (они были заметны, но по количеству не преобладали), а сравнительно небольшие дворы. В подобных дворах был, как правило, один жилой дом (2-этажный, иногда деревянный), один-два флигеля, несколько хозяйственных построек и простая ограда с воротами. Владельцами их были обычно отставные офицеры, небогатые чиновники, часто – офицерские или чиновничьи жены, вдовы и дочери. Для них сдача дома или флигеляв наем была зачастую единственным доходом (во всяком случае – важным финансовым подспорьем). Желающих покупать и содержать дворы в Москве было до середины XIX в. немного. Земля в «первопрестольной» стоила тогда недорого. У богатых аристократов и так были родовые городские усадьбы, а дворяне среднего достатка и разночинная интеллигенция жилье предпочитали снимать. Именно поэтому, читая биографии деятелей русской культуры XIX века, мы часто видим их снимающими дома или флигеля у майорских вдов, капитанских дочерей, отставных поручиков и титулярных советников. В районе, о котором идет речь, данное явление проявилось особенно ярко. Поварская улица и окрестные переулки чрезвычайно изобилуют адресами, связанными с известными именами.

Так, например, в дворах, располагавшихся месте нынешних домовладений № 26 и 24 (соседствующих с особняком Козловской с востока) жил в годы юности поэт Михаил Юрьевич Лермонтов (вместе со своей бабушкой Елизаветой Алексеевной Арсеньевой). С весны до осени 1828 г. оба жили в доме Варвары Михайловны Лаухиной (по одним сведениям дочери капитана, а по другим – купеческой дочери), находящемся на месте нынешнего дома № 24. С сентября же 1828 по август 1829 г. Елизавета Алексеевна с внуком Мишелем жили во дворе, принадлежащем Екатерине Яковлевне Костомаровой, вдове гвардии майора (на месте нынешнего дома № 26). Интересно, что литературное творчество М.Ю. Лермонтова началось именно тогда, когда он жил по соседству с будущим особняком О.В. Козловской (во дворах Лаухиной и Костомаровой в 1928-1829 гг.). Именно тогда 14-15-летний юноша написал первые свои стихи и поэмы. От тех времен на месте указанных дворов ничего, правда, не осталось. Позже Е.А. Арсеньева и ее внук переселились в дом купеческой вдовы Ф.И. Черновой на улице Малой Молчановке, сохранившийся до сих пор (дом № 4, расположенный примерно в 300 метрах к юго-востоку от особняка Козловской). В этом небольшом деревянном особнячке размещается теперь дом-музей М.Ю. Лермонтова. В нем юный поэт жил с августа 1829 до июля 1832 г. В этот же период он часто посещал и другой дом Ф.И. Черновой, расположенный немного севернее и обращенный главным фасадом к Поварской улице. Его снимала тогда Екатерина Аркадьевна Столыпина (вдова родного брата Е.А. Арсеньевой), устраивающая там зимой вечера, на которых Мишель был всегда желанным гостем. Этот северный (каменный) дом Черновой тоже дошел до наших дней (Поварская, д. 11 корп. 1; в глубине двора), однако в сильно перестроенном виде. Сооруженный первоначально в XVIII в. (графами Олсуфьевыми), он неоднократно переделывался в XIX в., а в 1932 г. был надстроен еще двумя этажами. Сейчас в нем расположен ресторан «Эль Гаучито».

Жил в окрестностях нынешнего дома Козловской и Александр Сергеевич Пушкин. С сентября 1807 до конца 1808 г. Сергей Львович (отец поэта) снимал двор статского советника Михаила Михайловича Данилова на Поварской – на месте нынешнего дома Носенкова-Балина, построенного в 1887 г. (Поварская, 21/17; в 300 м к западу от особняка Козловской). Затем Пушкины переехали на Малую Бронную, однако в августе 1809 г. снова, видимо, поселились (на полгода) у Поварской – во дворе майорши Е.П. Меншиковой (Скатерный пер., 4, не сохранился). Потом Сергей Львович переехал на Мясницкую, но в августе 1810 г. вернулся в прежний район, поселившись в доме священника на углу Большой Молчановки и Борисоглебского переулка (сейчас на этом месте школа, расположенная по адресу: Б. Молчановка, д. 26/4). Именно из этого дома 12-летний Саша Пушкин уехал учиться в Царскосельский лицей. Взрослый Александр Сергеевич (уже известный поэт) тоже бывал на Поварской (во время периодических своих наездов в Москву, где он жил в основном в гостиницах и у знакомых). В упомянутом выше доме Шереметевых, находясь в гостях у квартировавшего здесь друга Сергея Дмитриевича Киселева, поэт впервые прочитал свою поэму «Полтава» (в декабре 1828 г.). 30 апреля 1830 г. А.С. Пушкин присутствовал на свадьбе С.Д. Киселева (в качестве поручителя) в церкви Бориса и Глеба на Поварской.

В усадьбе, расположенной строго напротив места будущего особняка Козловской (в нынешнем домовладении № 13 по Поварской) жил в 1768-1780 гг. поэт Гавриил Романович Державин. Данная усадьба принадлежала тогда его троюродному брату, капитану Ивану Яковлевичу Блудову.

Бывали на Поварской деятели культуры и более позднего периода – середины и 2-й половины XIX в., однако их перечень (а также мест их посещения) не входит в нашу задачу. Отметим лишь то, что в бывшем доме Олсуфьевых-Черновой, который посещал юный Лермонтов (Поварская, д. 11 корп. 1), жили в конце XIX в. писатели Иван Иванович Лажечников и Павел Иванович Мельников-Печерский, бывал в гостях и композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков.

К концу XIX в. в связи с бурным развитием предпринимательства, земля в Москве значительно подорожала. Мелкие дворики «майорш» и «капитанских дочерей» скупили обеспеченные люди (в основном купцы, а также предприимчивые дворяне, приспособившиеся к реалиям рыночной экономики). На месте прежних маленьких особнячков они строили большие многоквартирные«доходные» дома (предназначенные специально для сдачи квартир внаем) или собственные жилые особняки (небольшие, но претенциозные). К числу последних относится и дом, которому посвящен наш очерк.

В пушкинско-лермонтовские времена нынешние домовладения 28 стр. 1, 28 стр. 2 и 28 стр. 3 по Поварской улице составляли один двор. В конце 1810-х гг. данным двором владел, по некоторым сведениям, кригс-цалмейстер (чин военно-казначейской службы)Петр Аммосович Демидов (1776-1880) – представитель младшей ветви рода знаменитых предпринимателей. Ему же принадлежала и шикарная усадьба в Кадашах (Б. Толмачевский пер., 3). Данной усадьбой Петр Аммосович владел вплоть до своей смерти. Как долго принадлежал ему двор на Поварской – неизвестно. Известно лишь, что к самому концу XIX в. двор разделился на два: восточный принадлежал Ольге Викентьевне Козловской, а западный – действительному статскому советнику Василию Павловичу Охотникову (которому принадлежал и упомянутый выше ампирный особняк по адресу Поварская, 30 – на другой стороне М. Ржевского переулка).

О.В. Козловская была дочерью известного русского военного деятеля Викентия Михайловича Козловского (1797-1873). Представитель не особо знатного дворянского рода (НЕ княжеского; не путать с родом князей Козловских), Викентий Михайлович большую часть своей военной карьеры (с 1815 до 1858, с небольшими перерывами) служил на Кавказе, где прошел все перипетии затяжной войны с горцами. В 1850-х гг. он был командующим войсками на Кавказской линии и на восточном побережье Черного моря. Дослужился до чина «полного» генерала («генерала от инфантерии») – второго сверху чина на военной службе. Был кавалером множества российских орденов. В последние года жизни генерал В.М. Козловский жил на покое в своем имении Смоленское (в 23 км к юго-востоку от Переславля-Залесского), а незамужняя его дочь Ольга ухаживала за ним.

Ольга Викентьевна Козловская славилась активной благотворительной деятельностью. Она была членом Московского благотворительного общества. При ее деятельном участии в селе Бектышево (соседним с усадьбой Смоленское) в 1868 г. было открыто Александровское образцовое народное училище, содержащееся за счет земства. В 1877 г. оно перешло в ведение государства, было преобразовано в двуклассную сельскую школу, а его попечительницей (т.е. фактическим руководителем) стала именно Ольга Викентьевна. Возглавляла данную школу О.В. Козловская вплоть до революции 1917 года. Другое училище для крестьян Ольга Викентьевна открыла в своем имении Рябинках Переславского уезда – в собственном доме.

В московском дворе на Поварской, принадлежащем О.В. Козловской, в 1884 г. был построен по заказу владелицы новый еежилой дом. Строил его архитектор Константин Иванович Андреев (1830-1891) – не особо известный московский зодчий. Зрелое его творчество приходится на 1870-е и 1880-е гг. и представлено несколькими частными особняками в Москве (отчасти сохранившимися), а также зданием гимназии З.И. Шамониной на Сивцевом вражке (дошло до нас в перестроенном виде). Один из этих особняков (дом Орлова-Долгорукова-Назаровой, построенный в нач. XIX в. и перестроенный К.И. Андреевым в 1880 г.) стоит недалеко от особняка Козловской – по адресу Б. Ржевский пер., д. 5.

Внешний облик всех этих зданий соответствует архитектурному направлению, условно называемому «эклектикой» (господствовало в русской архитектуре с 1830-х до сер. 1890-х гг.). Эклектическую архитектуру того времени отличает многостильность. Как и другие мастера «эклектического» направления, К.И. Андреев пробовал себя в различных стилях. Если большинство его творений выдержаны в так наз. «общеевропейском» стиле, то особняк О.В. Козловской Константин Иванович спроектировал и построил в ГОТИЧЕСКОМ стиле (одна из разновидностей «ретроспективной» эклектической архитектуры).

Здания, построенные в «ретроспективных» стилях, не были редкостью для Москвы конца XIX – начала ХХ вв. На той же Поварской, по проекту архитектора Петра Самойловича Бойцова был построен особняк князя Бориса Владимировича Святополк-Четвертинского в виде французского замка эпохи ренессанса (сохранился до сих пор по адресу Поварская, 50). В советскую эпоху в этом «замке» располагался Центральный дом литераторов (ЦДЛ). Неподалеку архитектор Адольф Ноевич Зелигсон построил в 1910-1911 гг. особняк для купца Якова Шлоссберга – тоже в «ренессансном» духе (сохранился по адресу Поварская, 46). Мотивы архитектуры «возрождения» чувствуются и в перестройке архитектором Иваном Сергеевичем Кузнецовым особняка Елены Дмитриевны Дункер в 1892 г. (тоже сохранившемся – по адресу Поварская, 9). В соседстве с указанными памятниками «готический» особняк Козловской не воспринимался, как нечто совершенно оригинальное. Тем более, что здания готического стиля строили в Москве и Подмосковье и раньше, причем большего размера и с более вычурными формами.

Скромные масштабы особняка О.В. Козловской (небольшой 2-этажный домик с пятью окнами на втором этаже, с двумя окнами и арочным проездом на первом) не позволяли сделать его похожим на замок. «Готический» стиль поэтому проявился лишь в отделке. Прежде всего – это стрельчатые завершения окон 2-го этажа и розетка под стрельчатой аркой сдвоенного окна. Внутри особняка сохранилось первоначальное оформление интерьеров (тоже с «готическими» мотивами). В целом, особняк О.В. Козловской 1884 года, хоть и не считается выдающимся памятником архитектуры (имеет статус лишь «вновь выявленного объекта культурного наследия» с неустановленной категорией) – отражает многообразие форм русского зодчества конца XIX в. и слывет неплохим образцом «готического» жилого дома.

После смерти на рубеже XIX-XX вв. В.П. Охотникова восточный его двор (стоящий между двором Козловской и М. Ржевским переулком) достался Ольге Викентьевне. Владения трех нынешних домов № 28 (стр. 1, стр. 2 и стр. 3) вновь составили теперь один двор (находящейся в собственности О.В. Козловской). Западный же двор Охотниковых (нынешний дом № 30) достался графу Павлу Андреевичу Шувалову. В особняке Ольги Викентьевны находился в начале XX в. даже телефон – немалая редкость по тем временам. Изобретенный в 1876 г., в России первый телефонный аппарат появился в 1879 г. (в Петербурге). В Москве эта «заморская диковина» появилась только в 1882 г., однако в частных домах встречалась редко (к 1916 г. на 100 жителей Москвы приходилось в среднем 3 с половиной телефона). Любопытно отметить, что в адресной и справочной книге «Вся Москва» за 1913 год наличие телефонного номера отмечено только у двух домовладельцев Поварской улицы – в том числе у Ольги Викентьевны Козловской. Согласно той же книге за 1917 год, телефоны были уже в трех домах на Поварской.

Активная благотворительность, не подкрепленная успешной предпринимательской деятельностью, рано или поздно должна была создать для О.В. Козловской материальные проблемы. Не в силах одна содержать отцовское имение Смоленское, Ольга Викентьевна передала его еще в 1875 г. государству, устроившем в селе школу садоводства. В начале же 1910-х гг. благотворительнице пришлось расстаться и с московским двором на Поварской. К 1913 г. собственниками домовладения № 28 мы застаем уже других лиц – супругов Тубенталь. Ольга Викентьевна сосредоточилась после этого на руководстве сельской школой в Бектышево. После Октябрьской революции она оказалась в занятом белой армией Новороссийске – зимой 1917/1918 гг. она жила на принадлежащей ей большой даче возле данного города. Возраст О.В. Козловской был к тому времени почтенным. Помнивший Ольгу Викентьевну по Новороссийску будущий западно-американский архиепископ Иоанн (Д. А. Шаховской) называет ее в своей книге «Биография юности» (1977) «милейшей старушкой». На этом след Ольги Викентьевны Козловской теряется…

Владимир Карлович Тубенталь (1873-1965) и его супруга Вера Осиповна (1878-1941), приобретшие двор О.В. Козловской, были людьми предприимчивыми и состоятельными. По профессии Владимир Карлович был присяжным поверенным (т.е. адвокатом) и одновременно – крупным предпринимателем. В.П. Тубенталь входил в состав правления крупных торгово-промышленных акционерных обществ (Соединенного банка, Московско-Киевско-Воронежской железной дороги, страхового общества «Русь», общества «Богатырь», Товарищества для торговли в Персии и Средней Азии). Был Владимир Карлович и домовладельцем. В Москве, к примеру, помимо особняка на Поварской, ему принадлежал и сохранившийся доныне особняк в Милютинском переулке (д. 10), построенный в 1894 г. Формально владелицей бывшего двора О.В. Козловской считалась Вера Осиповна Тубенталь, однако супруг ее жил здесь же (Поварская, 28 – основной его адрес в Москве до революции).

Сами Тубентали обитали в жилом «готическом» особняке, построенном в 1884 г. Остальную же территорию своего двора они решили использовать для получения прибыли. В 1913 г. архитектор Иван Андреевич Герман соорудил по их заказу большой 4-этажныйдоходный дом на восточном углу Поварской и М. Ржевского переулка (нынешний дом № 28 стр. 1). В одной из квартир построенного дома поселился и сам его архитектор. Вдоль Поварской улицы, между угловым доходным домом и жилым особняком был построено (или основательно перестроено) еще одно здание, стоящее до недавнего времени на месте нынешнего дома 28 стр. 2. Чтобы зрительно не «задавить» небольшой готический особнячок, его сделали чуть ниже последнего по высоте. Жилой особняк 1884 года примыкал своими торцами как к «среднему» дому Тубенталей (с запада), так и к дому, находящемуся на соседнем дворе (Поварская, 26, где в 1828-1829 гг. жил юный Лермонтов) и принадлежащему другому собственнику – крупному домовладельцу Ивану Степановичу Баскакову. Это обстоятельство и сыграло с готическим особнячком злую шутку. В 1914 г. в домовладении № 26 на месте прежнего (не особо высокого) дома И.С. Баскаков построил 6-этажный доходный дом (по проекту архитектора Ольгерда Густавовича Пиотровича), занявший всю уличную границу двора. Эта громадина, примыкая, как и прежний дом, к готическому особняку вплотную, превышала последний по высоте почти в 3 раза. Она и «придавила» зрительно миниатюрное творение архитектора К.И. Андреева.

Подобные вещи были, к сожалению, типичны для Москвы первых двух десятилетий ХХ века. Высокая цена на землю побуждала домовладельцев строить доходные дома везде, где только можно, причем многоэтажные и во всю длину уличных границ дворов. Жилые особняки (старые «ампирные» и более новые) оказывались зажатыми между этими махинами, теряя свою представительность. Палаты же XVII – 1-й половины XVIII вв., которые строили как правило в глубине дворов, зачастую оказывались вообще закрытыми доходными домами со стороны улицы (если сохранялись).

На Поварской доходных домов было построено в начале ХХ в. много. Начиная с дома 18 и до дома 28 стр. 1, они составляли один высотный ряд, лишь в двух местах прерываемый 2-этажными жилыми особняками. Один из них – известный нам особняк О.В. Козловской. Другой – особняк богатого предпринимателя Моисея Семеновича Саарбекова, владевшего с 1899 г. двором по адресуПоварская, 24. Этот 3-этажный особняк (первый этаж – полуподвальный) был построен в 1899-1900 гг. знаменитым архитекторомЛьвом Николаевичем Кекушевым в стиле «модерн» (второе по времени архитектурное произведение данного стиля в Москве). Позже Лев Николаевич построил на Поварской (в 1903-1904 гг.) еще два жилых особняка в стиле «модерн», также сохранившихся до наших дней. Один из них (Поварская, 44/2) купил после постройки фабрикант Иван Александрович Миндовский, а другой (Поварская, 42/1) – фабрикант Матвей Григорьевич Понизовский.

В многоэтажных доходных домах 1900-х и 1910-х гг. на Поварской также чувствовалось влияние «модерна» (а также «неоклассического» стиля). Строили их зачастую тоже известные архитекторы. Так, например, дом по адресу Поварская, 22 построил для домовладельцев (графини Александры Александровны Милорадович и княгини Екатерины Прокофьевны Мещерской) знаменитый архитектор Роман Иванович Клейн в 1912 г. Соседний к востоку дом № 20 соорудил в 1914 г. для домовладельца (известного адвоката и общественного деятеля Иосифа Семеновича Кальмеера) архитектор Валентин Евгеньевич Дубовский. Расположенный еще дальше к востоку дом № 18 построил в 1902 г. для графа Константина Аполлинариевича Хрептович-Бутенёва архитектор Николай Сильвестрович Курдюков. Другой известный архитектор рубежа XIX-XX в. – Адольф Эрнстович Эрихсон на Поварской не только строил (нынешний дом № 42/2, сооруженный в 1885-1888 гг. для князя Александра Борисовича Голицына), но и имел свою мастерскую – в несохранившемся доме на западном углу Поварской и Б. Ржевского переулка, которым владела его жена, Софья Максимовна. Как видим, построенный в 1884 г. К.И. Андреевым особняк О.В. Козловской скоро оказался в «именитом» архитектурном окружении.

Обогатил рубеж XIX-XX вв. список и мемориальных мест Поварской улицы. В старых и новых ее (многоквартирных) домах жили, гостили и работали многие видные деятели «Серебрянного века». Отметим связанные с ними адреса, расположенные внепосредственной близости от особняка Козловской.

Актриса Александра Александровна Яблочкина жила до революции в угловом доме Тубенталей (№ 28 стр. 1). Другая актриса,Вера Федоровна Комисаржевская жила в начале 1890-х гг. в здании «Дома призрения московского дворянства имени гвардии полковника Казакова» (нынешний дом № 13 стр. 1 по Поварской улице – напротив особняка Козловской). Отставной полковник Владимир Борисович Казаков владел бывшей усадьбой Блудовых (где жил когда-то Г.Р. Державин), завещав устроить в ней после его смерти и на его средства «дом призрения» (т.е. богадельню) для дворян – малоимущих отставных офицеров, их жен и детей. Данное заведение существовало в доме № 13 (специально перестроенном для него в 1891-1893 гг.) вплоть до революции. В.Ф. Комисаржевская не была ни «малоимущей», ни дворянкой, и жила в здании «Дома призрения» в съемном помещении.

В соседнем с особняком Козловской доме Баскакова жил с октября 1917 по май 1918 г. писатель Иван Андреевич Бунин (в квартире родителей своей жены) и это был его последний адрес в Москве. Отсюда писатель уехал в Одессу, оставив центральную Россию навсегда, а затем – в эмиграцию. Так известный «лермонтовский» адрес (Поварская, 26) стал одновременно адресом и «бунинским». Именно поэтому, когда в Москве решили поставить памятник Ивану Андреевичу – возвели его недалеко от дома Баскакова – в сквере между Поварской улицей, Большим Ржевским и Борисоглебским переулками (на месте снесенных домов Эрихсон и Дубровиной XIX века). Сооружен памятник скульптором А.Н. Бургановым и архитектором В.В. Пасенко. Рядом с данным памятником до недавнего времени высилось большое, ветвистое дереве-вяз, возраст которого определялся в 200 лет с лишнем. Если это так – посажено оно было еще в конце XVIII в., пережив московский пожар 1812 г. Погубила его не война, не революция, не разрушения сталинских или постперестроечных времен, а отсутствие надлежащего ухода и аномальная жара лета 2010 года. После нее дерево начало засыхать, и в 2013 г. его пришлось спилить. Сейчас от вяза-долгожителя остался лишь пень в сквере возле памятника.

После Октябрьской революции 1917 г. супруги Тументаль оказались в эмиграции (во Франции). Там Владимир Карлович Тументаль участвовал в работе Союза русских адвокатов за границей. Умер он и его супруга в Париже. Дома Тументалей на Поварской (как и многие другие частные дома) были большевиками национализированы. В двух стоящих рядом бывших жилых особняках (Козловской-Тументалей и Саарбекова) в советские годы размещались различные учреждения. Во втором, к примеру, находилось в 1920-1940 гг. посольство Литвы. Послом данного государства в РСФСР и СССР был с 1922 г. литовский поэт Юргис Балтрушайтис, работавший и живший в здании посольства. Поэтому бывший особняк Саарбекова (стоящий на месте, где жил когда-то юный Лермонтов) называют иногда «домом Балтрушайтиса». В другом доме, где бывал Лермонтов (в вышеупомянутом особняке Олсуфьевых-Черновых-Назаровых-Стукен: Поварская, 11 стр. 1) тоже разместились различные учреждения, включая Наркомат рабоче-крестьянской инспекции РСФСР. Поскольку главой данного органа (наркомом) был в 1920-1922 гг. Иосиф Виссарионович Сталин – в повидавшем многих известных людей доме разместился теперь и рабочий кабинет будущего диктатора.

В построенных в начале ХХ в. доходных домах по-прежнему находились частные квартиры. Благодаря своей благоустроенности и расположенности в центре, котировались в советские годы они достаточно высоко. Именно поэтому на Поварской (с 1923 по 1993 г. она называлась улицей Воровского) жили в советскую эпоху многие видные государственные, общественные деятели, деятели культуры. Давать полный список «именитых» жильцов улицы Воровского смысла не имеет (в виду большого его объема). Отметим лишь именитых жильцов соседних с особняком Козловской домов в советскую эпоху: дома 28 стр. 1 (композитор и дирижер Михаил Михайлович Ипполитов-Иванов, Маршал Советского Союза Александр Ильич Егоров, Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников, полярный летчик Фабио Брунович Фарех), и дома 26 (писатель Борис Андреевич Пильняк). 

Хоть большинство домов, стоящих на Поварской к моменту революции, сохранились – общий облик улицы в советскую эпоху изменился. Из четырех стоявших на улице церквей три были снесены, в том числе и стоявшая почти напротив особняка Козловской церковь Ржевской Богоматери. Разобрали ее в 1938-1952 гг., построив на ее месте (в 1956 г.) огромное здание Верховного суда СССР(архитектор Б.П. Лейбо; Поварская, 15).  Было снесено также несколько домов кон. XVIII – нач. ХХ вв. (к счастью, немного). Построен рядновых, среди которых, помимо упомянутого Верховного суда, можно отметить комплекс зданий Государственного музыкального училища (ныне Российской академии музыкиим. Гнесиных (Поварская ул., дома 32-38; строились с 1937 по 1974 г.). Некоторые старые дома были надстроены. Например, соседний с особняком Козловской дом № 28 стр. 2, был надстроен в советскую эпоху двумя этажами. Благодаря данной надстройке небольшой готический особнячок оказался еще больше придавленным, поскольку окружался теперь высотными зданиями с двух сторон. Были надстроены одним этажом доходный дом Тубенталей 1913 года (дом 28 стр. 1) и здание бывшего «Дома призрения дворянства» (№ 13 стр. 1), переданное Верховному суду.

Постперестроечная эпоха также внесла лепту в искажение облика древней улицы. В конце 1990-х гг. были снесены некоторые постройки усадьбы Блудовых-Казакова (XVIII-XIX вв.). На их месте в начале 2000-х было построено высотное здание, входящее в комплекс Верховного суда РФ. Оно стало второй современной «башней», построенной на Поварской улице (после 13-этажного здания училища им. Гнесиных, сооруженного в 1974 г.). Тогда же было расширено к югу и старое здание Верховного суда (1956 года), на фасаде которого появилась статуя Фемиды (почему-то без повязки на глазах – символа беспристрастности).

В это же самое время (в 2002 г.) Правительство Москвы передало дома № 28 (стр. 1 и стр. 2) строительной компании «Игеоком» для реконструкции. Угловой доходный дом, построенный А.И. Германом в 1913 г. (№ 28 стр. 1) был при реконструкции сохранен, однако надстроен еще одним этажом (6-м). Дом же 28 стр. 2, стоящий вдоль Поварской, по причине «аварийного состояния» разобрали. Вместо него компания «Игеоком» построила огромное 9-этажное здание для элитного жилья (с соответствующей инфраструктурой). По габаритам и высоте оно значительно превысило снесенный дом (даже после его надстройки в советские годы). Особняк Козловской-Тументалей был сохранен, однако зрительно от нового соседства проиграл (современная махина выше его почти в 5 раз!). Впрочем, даже зажатый с боков высотными домами, готический особнячок не потерял своего очарования. Теперь самое главное, чтобы построенное в 1884 г. здание находилось в достойных руках, было бы сохранено и, хотя бы эпизодически, отрывалось для общественности. В этом случае интересный памятник конца XIX в. станет настоящим украшением старинной московской улицы.

автор: Постников Андрей Владимирович, кандидат исторических наук